mindals
 
В недавнем посте я упомянул про малоизвестный способ гигиены миндалин, который считаю очень хорошей вещью и хочу поделиться. Но сначала немного предыстории.

 
В школьные годы я постоянно страдал от хронического тонзиллита. Медикаментозные средства были испробованы все, какие были доступны на тот момент. Горло – чем я только не полоскал и какими только аэрозолями не орошал. Все впустую. Миндалины были неизменно гипертрофированы и гнойные пробки не исчезали.

 
Кончилось тем, что мама (она у меня сама лор-врач) договорилась с хирургом об операции. И вот тут… Я уже не помню, откуда у меня в голове появилась эта идея, но я стал делать прямой массаж миндалин. Как он делается – я опишу ниже, сначала дорасскажу, чем закончилось дело. А дело закончилось тем, что к моменту, когда я должен был лечь на операционный стол, удалять было уже практически нечего и уж точно незачем: миндалины сократились до размера мелких фасолин и были идеально чистыми. И с тех пор за прошедшие 25 лет у меня НИ РАЗУ не было с ними проблем.

 
А теперь собственно техника.

 

Сейчас я выполняю массаж миндалин два раза в день сразу после чистки зубов. Занимает он буквально 1-2 минуты, и делается уже на полном автомате. Алгоритм следующий:

 
1. Включаем в раковину горячую воду. (Горячую, но не обжигающую. Если рука терпит, то все Ok.)
2. Ополаскиваем руки.
3. Открываем рот и указательным пальцем левой руки массируем правую миндалину, энергично, с надавливанием, проводя 4-5 раз от ее основания к периферии.
4. Вытаскиваем палец изо рта, нюхаем, ополаскиваем под струей воды.
5. Зачерпываем ладонью воду из-под крана, набираем в рот, запрокидываем голову назад, говорим «А-а-а». Можно булькать беззвучно, это не принципиально.
6. Если при выполнении пункта 4 вы отметили неприятный запах, то пункты 3-5 повторяются снова, до тех пор, пока запаха на пальце не будет.
7. После того, как с правой миндалиной закончено вы делаете все то же самое указательным пальцем правой руки для левой миндалины.

 
Обращаю внимание – так я ухаживаю за миндалинами СЕЙЧАС. Когда я только начинал, то полоскал рот не водой из-под крана, а солевым раствором (столовая ложка соли с горкой на стакан воды). Это эффективнее, но немного более заморочно, поэтому от этой практики я быстро отошел. Тем не менее, если у Вашего ребенка тонзиллит, то я советую пользоваться солевым раствором.

 
Еще одно важное замечание, на всякий случай. Способ годится для САМОСТОЯТЕЛЬНОГО ухода за миндалинами, т.е. для уже достаточно больших и сознательных детей. Если вы попытаетесь залезть пальцем в рот маленькому ребенку и помассировать ему миндалины против его воли, то, я думаю, из этого вряд ли получится что-то хорошее.

 
Если возникнут вопросы – задавайте в комментах, отвечу.

 
Буду признателен, если кто-то дотошный найдет ссылки на использование этого метода где-то еще. Весьма вероятно, что я «изобрел велосипед». Но сейчас попробовал погуглить – и ничего сходу не нашел. По всем ссылкам советуют массировать миндалины сквозь шею… Не думаю, что это может быть сколько-нибудь эффективно.

freid

 

Вчера вернулся с семинара-презентации, посвященного одному достаточно молодому методу работы с особыми детьми. (Название приводить не буду, чтобы не делать ему рекламы или антирекламы.) Разработан он был одним из учеников Моше Фельденкрайза, и… я даже не знаю, не будет ли тут правильно слово «разработан» взять в кавычки. По тому, что я успел увидеть на демонстрациях, отношение нового метода к методу Фельденкрайза напоминает историю про «найди десять отличий».

 

Но я не про нейминг, я про другое.

 

Во второй день семинара я задал ведущей прямой вопрос, почему она делает именно так, а не эдак, какое под этой техникой основание? На что она загадочно и немного снисходительно улыбнулась и ответила мне в том духе, что – мол, это уже такие глубины, что за два дня семинара их не постичь, этому нужно очень долго учиться. Пригласила на уже 50-дневный обучающий курс, который ведет она же.

 

А в перерыве ко мне подошла Любовь Николаевна Ененкова и буквально в двух фразах, «на пальцах», объяснила мне то, что мы с ней вместе видели. «Вот этим она делает проволочный каркас, а затем вот так наращивает на нем мясо». (Для человека, который совсем «не в теме», такое объяснение может прозвучать странно, поэтому поясню, что речь идет о формировании в мозгу образа, «карты», тела).

 

Моей первой реакцией было изумление: «Вау! Так это же так просто! Почему же она сама это не объяснила?»

 

Умудренная опытом Любовь Николаевна усмехнулась: «Ха! Если она вам за два дня все расскажет, вы ей будете платить за 50-дневный курс?»

 

Но я думаю, что дело не в этом.

 

У истоков каждого яркого метода, который оставляет заметный след в истории, стоит конкретный человек, который намного обогнал свое время. Самородок. Уильям Джемс, Зигмунд Фрейд, Альфред Томатис, Моше Фельденкрайз… Эти люди совершают колоссальный рывок вперед, опираясь только на свою интуицию и чутье. Опереться на какую-то строгую научную базу они не могут, потому что такой базы еще просто не существует. И потому объяснительные конструкции, которые они создают, — они просто «висят в воздухе». Это скорее метафоры, сказки, которыми учитель помогает ученикам настроиться «на нужную волну», чтобы чувствовать то же самое.

 

А потом самородок уходит из жизни, и… Что же случается дальше?

 

Вариант первый – ученики превращают метафоры и сказки в религиозную догму. Любая попытка что-то скорректировать в методе воспринимается как еретическая: «Великий делал вот так!»

 

А великий, вполне возможно, делал так просто в силу каких-то собственных ограничений. Известно, например, что Фрейд боялся смотреть людям в глаза. Именно по этой причине он придумал способ работы с пациентами, при котором больной лежит на кушетке, а врач сидит сзади него. И даже сейчас, спустя 77 лет после смерти Фрейда, работа с пациентами в психоанализе ведется именно так.

 

Вариант второй – после смерти учителя (а иногда даже при его жизни) ученики «обвешивают» оригинальный метод своими «фирменными» «побрякушками», дают ему новое звучное название – и продвигают дальше как свой. Если ученик способный, то у него получается, и новоявленный метод ждет популярность, а ученика – коммерческий успех.

 

Но и в том, и в другом случае достижения первопроходцев не интегрируются в общую «копилку» достижений человечества. Некому заниматься их тривиализацией, объяснением и встраиванием в общий фундамент научного знания. На этом не заработаешь.

 

И поэтому студенты соответствующих специальностей по-прежнему изучают у нас в ВУЗах учение о рефлексах Павлова. А после окончания начинают кормить многочисленных «гуру», большинство из которых не имеет даже специального образования.

 

Это печально.

Здравствуйте, друзья.

 

il-ya-v-gamake

 

В сегодняшнем посте не будет сводящей скулы псевдоинтеллектуальной зауми «а-ля Лео Бабаута». Не будет фирменного уху-юмора, который, догадываюсь, кажется смешным мне одному. Этот пост целиком посвящен нашему новому продукту, которым – признаюсь сразу – я очень и очень горд. Это мой ребенок, мое детище, и я не могу воспринимать его спокойно и объективно, – только с восторгом и обожанием.
 
Это Новый Гамак Совы.

 
Во-первых, хочу сразу сказать, что насущной необходимости переделывать старый гамак не было. Детей на моих занятиях было из него не выковырять. О нем была масса положительных отзывов. Он был ничем не хуже любого из западных прототипов, подсказавших нам идею такой вещи, как «sensory swing». Наконец, технология производства была до мелочей отлажена и продавался гамак очень хорошо.
 
Но меня глодало то, что конструкция не позволяла менять вместимость изделия и амплитуду качания. Да, можно было (не очень просто) отрегулировать высоту подвеса. Но когда к ребенку в гамак «подгружались» родители, то он провисал до пола, и качаться в нем становилось невозможно. 
Я понимал, что идеальный гамак, существовавший пока только в моем воображении, должен состоять из двух частей – эластичной и неэластичной – и должен позволять регулировать длину обеих. Но как это сделать, я не знал.
 
Решение, как обычно, пришло ночью. Я подскочил в три часа, перерыл за десять минут полдома, нашел моток бельевой веревки, достал из шкафа простыню и связал их встречной восьмеркой. Потом нагрузил что есть силы концы. Узел держал. Попытался развязать его. Узел развязывался.
 
Дальнейшее было уже делом техники. Оставалось подобрать оптимальную длину и ширину прямоугольного куска лайкры, найти подходящую по цвету и толщине веревку… Уже через два дня я представил коллегам новый продукт.
 
Чем мне нравится новый гамак, почему я считаю его действительно потрясающей вещью?
Во-первых, он очень красив. Как внешне, чисто эстетической красотой, так и конструктивно – красотой, которую воспринимаешь умозрительно, понимая его устройство.
 
Во-вторых, он очень гибок в регулировках. Точки крепления могут располагаться на любой высоте. Вместимость гамака и связанную с ней амплитуду качания можно менять в любых разумных пределах. Для этого нужно только ослабить «восьмерки» по краям и передвинуть узлы в нужном направлении. Это не сложно.
 
В третьих, более прочная и надежная веревка (это 12-миллиметровая альпинистская «статика») добавила гамаку новую степень свободы. В нем теперь можно не только раскачиваться вперед-назад и вверх-вниз, но и закручиваться вокруг вертикальной оси. Причем… – нет, это уже будет «в четвертых» :) 
В четвертых, выпущенные внутрь гамака свободные концы веревок работают как ручки. Держась за них можно не только раскачиваться, но и даже закручиваться самостоятельно!
 
В пятых, если уж говорить откровенно о том, за что я полюбил новый гамак, то… я нашел отличный способ отдыхать без отрыва от производства. Когда, случается, на работе меня подкашивает сонливость, я иду в отдел продаж, где у нас висят демонстрационные образцы продукции.
 
Там с видом очень серьезным и задумчивым, выдающим напряженную мыслительную деятельность, я медленно (очень важно делать это медленно, с остановками по пути!) обхожу новый гамак по периметру.
 
Потом перевешиваю его на 2 сантиметра в сторону. Или меняю местами карабины. Или ослабляю и снова затягиваю один из узлов. Это называется «опытно-конструкторская работа».
 
Потом забираюсь в него и…
 
Проваливаюсь в небытие. Это называется «шеф тестирует новую продукцию».
 
Буквально через 10-15 минут я вылезаю из гамака совсем другим человеком, с абсолютно свежей головой и новыми идеями.
 

Есть ли у нового гамака недостатки?
Увы, есть. Один, но серьезный. Это очень большая себестоимость. Если на пошив старого изделия уходило икс метров дорогущей лайкры, то на новое ее уходит в два раза больше. Плюс более дорогая веревка, более мощные карабины…
 
Пока на новый гамак установлена цена на 1000 рублей больше, чем на старый. И даже это подорожание не покрывает увеличения расходной части. Но мы верим, что Новый Гамак Совы станет популярным и массовым. И тогда мы сможем оптимизировать издержки на его производство и сделать цену более доступной. Спасибо всем, кто помогает нам реализовывать эту мечту!
 

P.S. Заказать Новый Гамак Совы пока нельзя :) Следите за официальными сообщениями Совы-Няньки!
 
– Илья Коробков
07.10.16

На календаре 1 сентября, а в графике блогпостов выпуск, посвященный Дню Знаний…

 
Когда я учился в школе, у нас в старших классах был такой предмет – «Этика и психология семейной жизни». (Не знаю, остался ли он сейчас в программе?) Вела его завуч, 60-летняя грымза, старая дева и мужененавистница.

 
Буревестник
 

Мы с мальчишками сидели и украдкой рисовали на нее карикатуры, а потом передавали и показывали друг другу. Помню, это было невыносимо смешно. (Как, собственно, бывает всегда, когда нужно сидеть и прилежно слушать с серьезным выражением лица.) И, если моим товарищам удавалось как-то сдерживаться, то я постоянно прыскал и меня с треском выгоняли из класса.

 

Поскольку значительную часть времени этих уроков я провел в коридоре за дверью, а оставшуюся небольшую – занимаясь рисованием, то в моем образовании образовался чудовищный позорный пробел, который я безуспешно пытаюсь заполнить по сю пору…

 

 

…Впрочем, меня занесло не туда. Этот пост должен был начинаться как-то так:

«Счастлив родитель, чей ребенок ходит в школу с радостью, учится с удовольствием и приносит в дневнике одни пятерки… Но что делать родителям, чьим детям не дается грамота, кто не может сосредоточиться на том, что говорит учитель, и постоянно витает в облаках, качаясь на стуле?»

 

Дальше следовали бы умные слова про открытую не так давно нейропластичность, про смену парадигм в науке о мозге, про невероятные скрытые в каждом из нас возможности… И заканчиваться этот текст должен был «призывом к действию» (англ. “call-to-action”). Действию понятно какому – приобрести Что-Нибудь Совы.

 

 
Но сегодня мне хочется отойти от шаблона и просто поздравить всех родителей школьников с праздником. Не знаю, как для вас, а для меня он какой-то очень щемящее-волнительный. Каждый год, отводя дочку на линейку 1 сентября, я вдруг чисто физически ощущаю, что стал на целый год старее. И что вот этот день – он уже никогда в точности не повторится. Никогда больше не будет того, что происходит с тобой сейчас…

 

Конечно, такое можно было бы сказать про абсолютно любой день нашей жизни. Но почему-то такое осознание случается со мной именно 1 сентября…

 

Илья Коробков

01.09.2016

 

Подписывайтесь на блог Ильи Коробкова

Прочитал недавно на сайте Николая Старикова историю, которая удивительным образом срезонировала в душе и ответила на давний невысказанный вопрос: в чем сила мужчины?

 
Shvarc-5
 

<<
…Мне повезло — у меня в школе было много хороших учителей. Но самым любимым преподавателем была наша классная руководительница, учительница русского языка и литературы. Она была Человеком. Её любил даже наш двоечник Вадька Солдатенко. До сих пор стоит перед глазами урок, на котором она пыталась объяснить нам всю глубину сказанного старшим Болконским своему сыну: «Если ты погибнешь – мне будет больно… Но, если я узнаю, что ты поступил не так, как должен был поступить сын Болконского – мне будет стыдно…».  
 
Наша «классная» была самым интересным, самым тонким, самым мудрым и самым женственным созданием в нашей школе. Но, вскоре случилось так, что вся эта обвораживающая мудрость и женственность разрушилась. Улетучилась, будто и не было её никогда. И осталась лишь пустота.  
 
К нам в город приехал Кашпировский. Это было зима, то ли 1987, то ли 88-го года. Отец «через знакомых» достал билеты, в первом ряду, возле самой сцены. Огромный дворец спорта был переполнен. Конечно же, я не знал и даже не догадывался, что среди шести тысяч зрителей присутствует и моя любимая учительница. И вот, зазвучала очередная милая мелодия, и очередная партия загипнотизированных побежала по залу. Кто-то ползал по полу, кто-то стрелял «понарошку» из автомата, кто-то купался под дождём… Потом, по команде все загипнотизированные остановились в проходе между первым рядом и сценой. И я увидел прямо напротив меня, запыхавшуюся от бега, мою любимую учительницу. Она смотрела на меня… Я поздоровался, но, она не отвечала. Я поздоровался ещё раз. И тут, моя учительница высоко задрала свою юбку и начала собирать в подол невидимые яблоки.  
 
Я зажмурился и почувствовал, как от стыда покраснел. Моя любимая учительница стояла прямо напротив меня, буквально на расстоянии вытянутой руки. Под её юбкой были жуткие, какие-тонелепые, голубые байковые рейтузы. Слышно было, как сбоку и за спиной кто-то хихикал. И тут, я почему-то заплакал. Как-то по детски, в захлёб… Старался сдержаться… А получилось всё наоборот.  
 
Пришёл чуть в себя уже в машине, по дороге домой. Отцу очень не понравилось, что мой старший брат тоже поддался гипнозу, и бегал по залу, играя «в войнушку».  
 
— Ты поддался чужому внушению, это очень плохо, — вразумлял отец брата. – Расстраиваться, опускать руки не следует… Но нужно сделать правильные выводы, чтобы впредь этого не повторялось… Это очень важно. Я специально свозил вас на этот «концерт», чтобы проверить, что мы имеем по факту, и над чем нам надо работать. Вы обратили внимание, что когда я вышел на сцену, он меня сразу же попросил вернуться на своё место в зал? А, почему?  
 
— Ну, и почему? – пробурчал брат.  
 
— Да потому, что он сразу почувствовал, что я сам его загипнотизирую по самое «не могу». Он не может на меня повлиять в принципе: при любых условиях и любых обстоятельствах.  
 
— Это почему же, на всех может, а на тебя не может?  
 
— Потому что он слабей меня.   Мы с братом снисходительно улыбнулись.  
 
— Пап, ты у нас конечно ого-го-го, — улыбнулся старший брат. – Но, это Кашпировский тоже мужик коренастый, мускулистый.  
 
— Дело не в мускулах. Дело в ответственности. На мне большая ответственность лежит. Ответственность за семью, за детей, за работу. Если я начну поддаваться чужим воздействиям – всё сразу же развалится, потому что утратит точку опоры.  
 
— Ладно пап, это всё просто смешно, — не унимался старший брат. – На всех гипноз влияет, а на тебя с твоим чувством ответственности не влияет?!  
 
— Да, ты правильно понял. Именно чувство ответственности даёт стержень и силу. И чем больше ответственность, тем больше сила.
>>
 
Пожалуй, лучше и не скажешь. Сила мужчины определяется мерой ответственности, которую он берет на свои плечи. Именно так.
 
 

Илья Коробков

19.08.2016

 
 

Подписывайтесь на блог Ильи Коробкова