Отцы и дети, часть 1. «Взрослый ребенок» – и «ребенок-взрослый»

Отцы и дети, часть 1. «Взрослый ребенок» – и «ребенок-взрослый» 1Не всегда родители склонны воспринимать своих детей всерьез. Редко мы можем – и хотим – представить себе, насколько тонко малыши способны чувствовать, какие серьезные мысли порой приходят в их светлые головки. 
Давайте сейчас попробуем в эти головки заглянуть. 

Если в семье с отношениями «родители-дети» все благополучно, годам к шести-семи ребенок, сполна получивший родительской любви, сам начинает испытывать потребность заботиться, любить, отдавать. Его нежность как бы «переливается через край», так, что в ней можно купаться. Он сам – подметет пол, сам – уберет со стола, сам – принесет папе книгу, а маме – приборы для рукоделия. Папа у него – самый сильный, мама – самая красивая, и то и дело на рисунках родители изображаются в царских облачениях или, например, при совершении великого подвига (здесь, скорее, папа, нежели мама, хотя бывает всякое). 

Папа – это наш фундамент, 
Очень сильный и большой! 
В трудный час он нас поддержит 
Крепкою своей рукой… 
(Женя Юдина, 7 лет). 

Ребенок становится очень чутким. Если раньше он мог лишь выполнять просьбы, то сейчас ребенок не просто будет проявлять инициативу, — он постепенно научится сам замечать потребность другого человека, осознавать ее и стремиться удовлетворить. 

Я бы многого хотела: 
Вслух читать и мяч катать. 
Я бы песенку пропела, 
Я б могла похохотать… 
Да мало ль я чего хочу! 
Но мама спит, и я молчу. 
(Елена Благинина, советская поэтесса). 

Дети, для которых, в их возрасте, на первый план выходят именно отношения между людьми, становятся очень точными «датчиками», которые тонко улавливают малейшие изменения настроений или отношений между членами семьи. Чувствуя негативные эмоции или взаимную недоброжелательность, малыш будет стремиться каким-либо, доступным ему, способом преодолеть эту гнетущую ситуацию. 

Итак, перед нами – покладистый, смышленый, тонко чувствующий маленький человек. Как мы ведем себя с ним – и как мы ведем себя в его присутствии? 

Отцы и дети, часть 1. «Взрослый ребенок» – и «ребенок-взрослый» 2👉🏻 Психолог и педагог Людмила Петрановская в одной из своих публикаций приводит интересную закономерность, на которую она обратила внимание за годы консультирования родителей: «Как только положение в экономике ухудшается и начинаются разговоры про кризис, про то, что не будет работы, не будет зарплаты, все подорожает, сразу же растет число обращений с детским воровством… Как только они слышат разговоры родителей: «Как же мы будем жить, нам не хватит на жизнь, как мы отдадим долги…» и так далее – просто семейные разговоры за столом, не детям предназначенные – у них мгновенно включается: «Всё, родители не справляются, я должен позаботиться о себе самостоятельно». И эта не вполне осознаваемая тревога выливается в воровство – иногда у тех же родителей». 

Это показательный, хотя и, конечно, очень «темный» пример. Однако похожие по своей сути явления можно наблюдать и во вполне социально благополучных семьях. Например, мама одна. Ей тяжело после развода или потери. Она, конечно, заботится о своем ребенке. Однако психологически она явно не «вытягивает» ситуацию – и ребенок это чувствует. Возможно, женщина даже жалуется ему на свою нелегкую судьбу, неосознанно или вполне сознательно стремясь найти в его лице опору. Она, по сути, открыто заявляет своему ребенку, что не справляется с ролью взрослого. Что ему остается делать? Ведь он же ее любит. А, значит, попробует взять роль взрослого – на себя. 

Иногда для того, чтобы ребенок почувствовал, что его родитель «выпал» из роли взрослого, что он слаб и не может выступать в качестве психологической опоры, вообще нет никаких объективных оснований: семья внешне выглядит абсолютно полноценной, все сыты, одеты, живут дружно и, в целом, нормально. Однако давайте-ка снова послушаем, о чем взрослые – уже наши с вами «современники» – говорят за ужином. «Этот начальник, эта работа… Деньги улетают непонятно на что, соседи тоже чем-то не угодили…»; кто-то подхватывает – «А дядя Вася такой-сякой… И все не слава богу, и страна – Россия, и все не нравится, и все не подходит…» Чем являются для взрослого подобные разговоры? Привычкой, кокетством, или, может быть, просто способом «выпустить пар». Что слышит ребенок? Бесконечные стенания несчастного, слабого человека. Которого очень нужно поддержать. 

В общем, прощай, детство 😨 В семье, кажется, не хватает кого-то Большого, Сильного, Справедливого. Кто-то же должен им стать? 

Отцы и дети, часть 1. «Взрослый ребенок» – и «ребенок-взрослый» 3И вот ребенок уже сомневается в способности взрослого – быть взрослым. Он начинает заботиться о родителе именно как о слабом существе. Беспокоиться о вещах, о которых в его возрасте рано и думать. Например, о том, что в семье нет денег. Ребенок готов поступиться своими интересами, ничего не требовать и не просить, приводить очень зрелые и «взрослые» аргументы: «Это слишком дорого для нас», «Лучше отложи эти деньги на будущее». Он сознательно не беспокоит родителей своими проблемами или даже травмами и, наоборот, по мере сил старается угодить взрослому или поддержать его в «тяжелой ситуации». Если семья многодетная, то старшая сестра может начать ухаживать за младшими детьми, как за своими собственными (не как за братом или сестрой). 

Все это – различные по «степени тяжести» примеры очень тревожного и, к несчастью, довольно распространенного явления во взаимоотношениях отцов и детей – парентификации. Если воспринимать данный термин буквально, то получится, что ребенок как бы «усыновляет» своего родителя (в некоторых случаях – становится как бы «супругом» для него). В психологии это сложное название означает смешение или смещение ролей и отсутствие границы «родители-дети». Ребенок берет на себя обязанности абсолютно «не своей» роли, не получая при этом ни единой привилегии взрослого: права голоса в семье у таких малышей все равно нет, и все решения принимают родитель/родители. В будущем у этих ребят с большой вероятностью могут появиться проблемы с созданием собственной семьи. Кроме того, следствиями парентификации являются завышенная или крайне заниженная самооценка ребенка, роль жертвы или «спасателя» на всю жизнь и невозможность соблюдать принятые социальные нормы и границы. 

👉🏻 Здорово, если ваш ребенок хочет и умеет быть полезным, если он сознателен, самостоятелен и способен не только постоять за себя, но и учесть интересы ближнего. Однако обращайте внимание на то, не перегружен ли ребенок ответственностью за членов семьи – за братьев, сестер. За вас. 

Отцы и дети, часть 1. «Взрослый ребенок» – и «ребенок-взрослый» 4И, пожалуйста, – следите не только за тем, что вы говорите ребенку, но и что вы говорите при ребенке. Как ведете себя. Какой пример подаете. Какую эмоциональную энергию несете в мир. 

👉🏻 Страшно, когда ребенок ради поддержки родителей отказывается от своего права быть ребенком, от нормального детского эгоцентризма. Избежать этого не так сложно. Здесь хотелось бы снова процитировать Л. Петрановскую: «Нормально, когда ребенок приносит вам тапочки и делает чай, когда он ходит на цыпочках, если у вас болит голова, и приносит вам из детского сада конфету. Но важно, чтобы во всех остальных жизненных ситуациях защиту и заботу получал ребенок, и чтобы он не сомневался в вашей способности быть взрослым». 

Евгения Юдина, методист.
Научно-методический центр компании «Сова-Нянька».