Учимся, играя!

Учимся, играя!

Игра необходима ребенку как воздух. Именно через игру, этот ценнейший инструмент познания, малыш получает сведения об окружающем его мире, учится взаимодействовать со средой, развивает у себя жизненно важные навыки и качества, формируется как личность. Для дошкольников этот вид деятельности является ведущим и наиболее естественным. Высокая восприимчивость детей этого возраста и пластичность их нервной системы создают как никогда более подходящие условия для успешного обучения и социального развития. Интересно, что возраст активной игровой деятельности совпадает с периодом наиболее интенсивного развития мозжечка – отдела мозга, отвечающего за координацию движений, регуляцию равновесия, мышечного тонуса, ощущения себя в пространстве. Причем это происходит не только у людей: мозжечок других млекопитающих также бурно растет и развивается в возрасте, когда они много играют. 

Есть ли что-либо более противоестественное и пугающее, чем та ситуация, когда ребенок не умеет играть? На моей памяти – Дима, мальчуган с взглядом волчонка. В возрасте шести лет, когда его забрали от родителей, он почти не контактировал с окружающими, не умел и мало-мальски ухаживать за собой. Конечно, это тревожило – но такого результата и стоило ожидать. При этом одна особенность поведения Димы повергла меня в ужас. Этот ребенок не то, чтобы не включался в игру: он даже не представлял, что это вообще такое – играть! Стоит ли говорить, что по многим параметрам он заметно отставал в развитии от своих сверстников? 

Учимся, играя!

К ослаблению способности играть у детей не всегда, но очень часто приводит сенсорно-интегративная дисфункция. Сенсомоторные нарушения начинают представлять проблему, когда не позволяют человеку участвовать в самых обычных занятиях (включая игру) и выполнять социальные роли (в том числе роль игрока). 

Эффективное использование своего тела в игре напрямую зависит от способности ребенка на сенсомоторном уровне интегрировать свои ощущения и организовывать рациональные движения. На качество взаимодействия ребенка с предметами или другими игроками будут влиять такие конечные продукты сенсорной интеграции как праксис – способность к организации и выполнению выверенных, целенаправленных движений, координация «глаз-рука», умение двигательно подстраиваться под ограничения, которые накладывает среда, а также уверенность в себе, способность к волевому усилию и многое другое. 

Понимая, что в игровом процессе больше всего привлекает ребенка, что ему особенно нравится делать и что нравится меньше всего, мы можем получить множество сведений об особенностях развития его сенсорной интеграции и возможных ее нарушениях. Например, какие-то дети будут весело греметь маракасами, а кому-то этот звук покажется настолько неприятным, что ребенок начнет отворачиваться и закрывать уши. 

Иногда ребенок с нарушениями развития избегает катания на качелях или велосипеде. Таким образом, перед специалистом, проводящим занятие по сенсорной интеграции, встает непростая задача: подобрать для ребенка такую игру, которая позволит ему развивать «проседающие» навыки и, в то же время, не доставит ему дискомфорт. Такая же задача встает и перед родителями, которые играют со своим малышом дома или на улице. Однако прежде чем планировать решение при помощи игрового занятия каких-либо проблем, связанных с нарушениями в сенсомоторном развитии ребенка, мы с вами должны выяснить: а как вообще построить игру, чтобы она приносила пользу, оставаясь привлекательной для своего «главного героя»? Давайте разберемся.

Учимся, играя!

Учимся играть.

В конце прошлого века учеными было выделено три критерия игры: это относительный внутренний контроль, внутренняя мотивация и свобода от некоторых ограничений. Рассмотрим каждый из этих критериев. Внутренняя заинтересованность деятельностью – это первая и основополагающая предпосылка игры. Мы играем или потому, что нам нравится сам процесс, или потому, что игра развивает какой-либо желанный для нас навык, или ради социального взаимодействия. В игровых занятиях с ребенком очень важно понимать и учитывать его внутреннюю мотивацию, избегать конкуренции с ней или подавления ее. Когда ребенок заинтересован деятельностью, и, при этом, игра не слишком трудна для него (или наоборот, не слишком проста), он входит в то «состояние потока», которое позволяет полностью сконцентрироваться на процессе и своих ощущениях, почти игнорируя внешние события. Важно, к тому же, чтобы игра сразу же предоставляла ребенку «обратную связь» (получилось или нет), а «водящий» не отвлекал его параллельными комментариями, даже из желания помочь. 

Часто мотивацией является ситуация дружеского соревнования с партнером по игре, будь это другой ребенок или взрослый. Особенно увлекают детей игры, направленные на развитие общей моторики; примечательно, что именно в таких играх создаются благоприятные условия для взаимодействия со сверстниками. В играх на развитие мелкой моторики дети, как правило, склонны действовать сами по себе.
Под внутренним контролем имеется в виду то, что главным действующим лицом в игре должен являться ребенок. В книге О.И. Ефимова и В.Л. Ефимовой «Зачем ребенку речь?» приводится стратегия, которую они активно применяют на практике и советуют родителям – НОС: «Наблюдай, ожидай, слушай».

Учимся, играя!

Суть данной стратегии заключается в том, что взрослый, внимательнейшим образом НАБЛЮДАЯ за малышом и СЛУШАЯ его, ОЖИДАЕТ игровой инициативы именно от ребенка, при этом ничего не предлагая самостоятельно. Главное – не пропустить инициативу ребенка, даже самую слабую, и вовремя и правильно отреагировать на нее. Это может быть как словесное предложение поиграть, так и любой невербальный посыл – например, взгляд на игрушку или предмет, манипуляции с ним, едва заметный вздох или даже уход в другую комнату. Одной из особенностей детской игры является ее гибкость и спонтанность, возможность бесконечное количество раз самостоятельно менять правила по ходу игры. Безусловно, что, когда мы используем игру как средство (например, в терапиях разного рода или в домашних занятиях, направленных на развитие определенных навыков), ситуацию взаимодействия в значительной мере контролирует не ребенок, а взрослый. Здесь следует избегать лишнего давления и учитывать пожелания ребенка к игровому процессу, поскольку может случиться, что малыш почувствует: его контролируют извне. Тогда и сама «ситуация игры» может исчезнуть. 

Дети, которые контролируют ситуацию, могут снять отдельные ограничения реальности и, меняя «правила жизни», превращать предметы, себя самих или партнеров по игре в то, чем они на самом деле не являются. У ребенка есть возможность вообразить, что качели-бревно – это бык, а он сам – знаменитый наездник. Благодаря его воображению терапия или упражнение приобретают особый смысл. Вероятно, если бы ребенок, не представляя себя никем, просто пытался бы удержаться на качелях, процесс был бы для него не таким значимым. Кроме того, для детей с особенностями развития окружающая их среда обычно предъявляет огромное число ограничений, которые порождают такие страхи, как боязнь падения, определенного движения или прикосновений. В процессе игры педагог или сам ребенок могут «приостановить» реальность, заставить физическое пространство выступать не врагом, а надежным союзником в деле развития и коррекции жизненно необходимых навыков и качеств.

И последнее, на что нужно здесь обратить внимание. Как я уже писала, мы не можем заставить ребенка играть — мы можем только увлечь его игрой. Но получится ли это у нас, если мы будем заставлять играть – самих себя? Нам точно не удастся обмануть ребенка, играя с ним «по обязанности», без искреннего удовольствия – так уж они устроены, эти дети. Если мы подаем малышу противоречивые сигналы, он начинает тревожиться и зачастую отказывается взаимодействовать. А это значит, что играть с ребенком получится только в том случае, если сами взрослые будут по-настоящему наслаждаться этим процессом. Полюбите играть со своими детьми!