Ребенок-попугай

Ребенок-попугай 1

Ребенок-попугай, или В чём порочность идеи раннего развития 

А вот теперь серьезно. Поиздеваться-то над одиноким глашатаем новой эпохи («Эра Homo Advanced, Человека Развитого») каждый зубоскал может, много розума не треба. А вы попробуйте рационально объяснить, что не так с этой идеей? Почему не надо детей в два месяца учить читать, считать и обучать нотной грамоте? Вот сегодняшний пост — как раз про это. 

Прежде всего — хочется немного сузить и конкретизировать сам предмет обсуждения. Говорить не о «раннем развитии вообще» (размытый термин, под которым каждый может понимать что угодно), а, например, конкретно об идее учить ребенка в два месяца (рекомендованное одним из «гуру» раннего развития время начала занятий) читать при помощи карточек с картинками. — Это уже почти универсальная технология, являющаяся основой систем Домана, Тюленева и других «новаторов» от педагогики. И дальше мы будем обсуждать конкретно её. Если возникнет необходимость, то впоследствии можно будет отдельно рассмотреть идею раннего обучения счёту — и т.д. 

Итак, чтение… А давайте вспомним, как происходит освоение ребенком речи в обычной ситуации? Не у «продвинутых» родителей, а у самых консервативно настроенных. Происходит это примерно так: мама разговаривает с малышом, НАЗЫВАЯ (проговаривая) всё, что с чем ребёнок контактирует, входит в соприкосновение. «Это мяч. Кидай мне его!» «Это наш папа. Пойдёшь к папе на ручки?» «Это кот. Не надо его тянуть за хвост — ему больно и он может укусить. Ну вот — что я говорила? Иди, пожалею.» — И т.д. 

И такое о-речевление личного опыта ребенка происходит каждый день на протяжении очень долгого времени. Ребенок буквально купается в речевой среде до момента, пока сам не заговорит, и ещё много лет после. Что при этом случается? За этот период ребенок много раз сталкивается с объектами и событиями, которые называются одинаково, но выглядят и ведут себя немного (или сильно) по-разному. «Мяч» — это не только вот этот конкретный резиновый мяч, но и баскетбольный мяч, которым играет соседский мальчик, и мяч в стихах «Уронила Таня в речку мячик», и… «Папа» — это не застывшая статуя, а человек в разных настроениях, по-разному одетый и по-разному себя ведущий в разных ситуациях. «Кот» — это не только наш Мурзик, но и любые коты на улице, и Кот Матроскин в мультфильме, и Кот в сапогах из сказки, которую читала на ночь мама… 

Что при этом происходит в голове ребенка? Для каждой группы объектов, которые он с помощью родителей выделил в поименованный класс, у него в сознании формируется ИНВАРИАНТ — идеальный (т.е. принадлежащий «миру идей») объект, воплощающий внутреннюю сущность того или иного понятия, его ЗНАЧЕНИЕ. Этот инвариант сразу с момента своего рождения имеет имя. Собственно, именно наделение разных объектов внешнего мира одним именем и запускает внутренний процесс формирования инварианта, поэтому не бывает инварианта без имени. (А вот имя без инварианта быть может, — но об этом чуть ниже.) 

Повторим ещё раз главное: ЗНАЧЕНИЕ какого-то слова — это инвариант объектов, принадлежащих к одному классу, обозначаемому этим словом. А что тогда такое СМЫСЛ слова? 

Смысл слова образуется суммарной памятью об индивидуальных свойствах КАЖДОГО объекта, принадлежащего к поименованному этим словом классу. Проще будет высказать это на языке математики. Если рассматривать память о каждом из объектов, поименованных конкретным словом, как множество, то значение будет ПЕРЕСЕЧЕНИЕМ, а смысл — ОБЪЕДИНЕНИЕМ этих множеств. 

Что из этих определений следует? Если мы берем какое-то конкретное слово, то ЗНАЧЕНИЕ этого слова будет для разных людей похожим (потому что инвариант нивелирует различия в индивидуальном опыте), а вот СМЫСЛ будет совершенно разным (потому что индивидуальный опыт у каждого свой). Постольку поскольку ЗНАЧЕНИЯ слов одинаковы для разных людей, оказывается возможным ОБЩЕНИЕ между нами. Но поскольку индивидуальные СМЫСЛЫ одного и того же слова у всех людей разные, невозможно полное ПОНИМАНИЕ одного человека другим в процессе коммуникации. — Это немного в сторону от нашей основной темы, но важно. 

Итак, к моменту, когда в нормальной ситуации ребенка начинают учить читать, соответствующие ЗНАКИ (слова) уже имеют для него ЗНАЧЕНИЯ и СМЫСЛ. И обучение чтению состоит просто в отработке навыка перекодирования знаков из одной формы представления в другую (устной или жестовой речи в письменную и наоборот). 

А теперь рассмотрим ситуацию, когда ребенка начинают в два месяца учить читать по карточкам. На карточке нарисован, скажем, симпатичный мультяшный кот, — и ниже напечатано: К О Т. Предъявляя карточки, ребенка начинают дрессировать (это очень точное определение в данном случае) на установление связи между карточкой с изображением кота, написанием слова «кот» и его произношением. 

И… научают в итоге, кто бы сомневался! Что, человеческий детеныш глупее собаки Павлова? 

Только чему после такого научения будет соответствовать в голове ребенка слово «кот»? — Правильно, конкретной карточке с изображённым на нём ЧЕМ-ТО. Никаких других значений и смыслов (в данном конкретном случае они совпадают) это слово для ребенка нести не будет. То есть имя есть, а инварианта нет. 

Но разве это мы имеем в виду, когда говорим об умении читать? Умение читать — это способность воспринимать ЗНАЧЕНИЯ и сопоставлять им имеющиеся в личном опыте СМЫСЛЫ слов. И прежде чем начинать учить ребенка читать, нужно позаботиться о том, чтобы эти смыслы и значения УЖЕ БЫЛИ в его сознании. 

Иначе вы вырастите ребенка-попугая. Способного блестяще вокализировать любой текст… Без малейшего понимания, что произведенный им звукоряд означает. Потому что для него он не будет означать НИЧЕГО. 

— Илья Коробков, руководитель научно-методического центра компании «Сова-Нянька» 

 

P.S. Разумеется, мы рассмотрели ПРЕДЕЛЬНЫЙ СЛУЧАЙ, почти анекдотическую ситуацию, когда ребенка начинают учить читать в два месяца, и кроме карточек он ничего вокруг не видит. В реальной жизни такого не бывает. Но эта умозрительная модельная ситуация полезна для понимания самой СУТИ наших претензий к различным системам опережающего интеллектуального развития. Интеллект — это навык манипулирования в голове символами, которые для обладателя этой головы НАПОЛНЕНЫ СМЫСЛАМИ И ЗНАЧЕНИЯМИ. А господа «гениальные педагоги» совершенно не понимают первичность и фундаментальность смыслов и значений и пытаются дрессировать ребенка на манипулирование «голыми» символами. 

Но так работает калькулятор, а не человеческий мозг! Человеческому мозгу для полноценного развития мышления и речи обязательно нужен период первоначального накопления «сырого», «низкоуровневого» жизненного опыта. В естественной природной среде или в среде Дома Совы. С настоящими объектами, а не с карточками, их изображающими. И с живыми людьми, конечно. 

А начиная образовывать ребенка «чем раньше, тем лучше», мы неизбежно обкрадываем его опыт реальной жизни. Потому что мозг человека — это не бездонная бочка, а система с достаточно узким горлышком на входе. И чем больше мы пихаем в ребёнка информационного мусора, тем меньше через это узкое горлышко попадёт внутрь того, что ему действительно нужно. Уху.

👉🏻 сенсорно-динамический зал «Дом-Совы»

👉🏻 ПРИВИВКА ОТ БАЦИЛЛЫ РАННЕГО ОБУЧЕНИЯ